Я подъезжаю к родной деревне передо мной расстилается знакомая

По Европе на "Оке" | exilabaq.tk

я подъезжаю к родной деревне передо мной расстилается знакомая

Ответ на вопрос: Я подъезжаю к родной деревне передо мной расстилается знакомая ма_________________ть.Всё переполняет. Я подъезжаю к родной деревне. Передо мной расстилается знакомая м_____ть. Всё вокруг мне из_____но до мелочей. Но почему же так сильно стучит. берёза и осина словно здороваются со мной. Впереди просвет, и я иду . Я подъезжаю к родной деревне. Передо мной расстилается знакомая м. — ть.

В остальной Европе как — новые пришли, старое снесли, свое построили. А тут все веселее. Была мечеть, пришли католики, разрушать не стали, повесили колокола на минарет — вот и готова колокольня. Кресты водрузим — и милости просим в католический храм. Дешево и быстро, красота! Вечером идем в бар. Пьют в основном пиво или вино. В бар ходят семьями, включая маленьких детей. Нормально видеть где-нибудь в полночь бодро шагающее семейство даже с детскими колясками.

Ну не оставлять же ребенка дома! Люди здесь, на юге, вообще очень легко входят в контакт, могут спокойно заговорить с незнакомцем на улице и очень много улыбаются.

я подъезжаю к родной деревне передо мной расстилается знакомая

Рассказывают, что даже на паспорт им велят фотографироваться улыбающимися. Сегодня первый раз поймала себя на том, что начинаю думать по-испански. Докатилась… Первые полдня мы колесили по окрестностям Гранады. Представляете, оказывается, миндаль растет не в магазинах, а на деревьях. А грецкие орехи покрыты сверху зеленой мягкой кожурой. А фиги — это наш инжир до просушки… Короче, испанцы смотрели на меня, как на дикаря, впервые попавшего в цивилизацию. У нас же в Питере даже кактусы только на подоконниках.

А у них вдоль дороги типа сорняка. Перед обедом заезжаем в супермаркет. Слоняясь по магазину, все время задаю себе вопрос: В этом буржуйском супермаркете по — рублей, а у нас такие же от начинаются. Ну и так далее. Отныне и продукты питания я буду закупать только в супермаркетах - это значительно выгоднее.

Вечером с Антонио идем на экскурсию по городу. Гранада — городок небольшой, поэтому за два часа мы обошли почти все интересные места. Альбайсин — марроканский квартал, расположенный на горке. С узкими улочками, с торговым кварталом со всякими национальными сувенирами, предметами быта, украшениями… Зашли в католические церкви.

В Испании в храмах святые представлены не в виде икон, а в виде больших скульптур. Там сегодня городской праздник, а также у родителей Антонио юбилей — 55 лет совместной жизни. В Испании огромное количество праздников.

Религиозные и светские, общенациональные и местные, они длятся от одного дня до недели. В разных провинциях от 60 до праздников в году. Необходимый атрибут их — карусели для детишек, большие палатки с испанскими национальными кушаньями, и конечно, коррида.

Выставка сельскохозяйственной техники в основном представлена механизмами для сбора оливок и приготовления оливкового масла. Особенное впечатление на меня производит машина для тряски оливковых деревьев. Буду потом в России всем предъявлять ее фотку — пусть угадывают, что за агрегат. В кафе на праздничном обеде в честь родителей Антонио я наконец-то увидела то, о чем раньше только читала.

Народ, это в чопорной центральной Европе каждый что заказал, то и ест. Здесь тарелки с разнообразной едой летают от одного участника трапезы к другому с быстротой реактивных самолетов. Можешь попробовать у соседа слева — креветок, а у соседа справа — запеченную рыбу. А сидящий напротив почтенный глава семейства бурно предлагает обменять кусок своей курицы на палочку твоего шашлыка.

Мне понравилось, очень забавно. Шумно, весело, и каждый сумел поесть по десятку разнообразных блюд. Вечером в Гранаде тоже праздник. Сегодня день Святой Августы, покровительницы города.

Несколько часов подряд ее будут носить по улицам города. Чтобы она любовалась на свой город, а все — на. В процессии участвует до человек и каждый, между прочим, заплатил в церковь за право походить со святой или поносить. Зрители стоят по всему маршруту процессии. Вот и мы, дождавшись ее на одной из улиц, взбираемся куда повыше и дружно кричим: Правда, пожар на соседней улице сорвал с места часть приветствующих Августу — народ ломанулся посмотреть на борьбу с огнем.

Дескать, святую каждый год носят, а пожар нечасто увидишь. Одна святая — это еще. Говорят, в Рождественскую неделю по улицам Гранады блуждают по разнообразных святых.

Правда, некоторых святых не принято выносить. Так и сидят под домашним арестом, бедняги. Ни мир посмотреть, ни себя показать. Сегодня есть желание добраться до Тарифы — самого южного города Испании.

Оттуда видно Африку и появилась мысль попробовать туда попасть. Дорога до Малаги — крупного портового города, лежит через покатые горы, все засаженные оливковыми деревьями. В хороший год с одного дерева собирают кг оливок.

Это 30 литров масла. А оливковое масло в Испании добавляют практически во. Это впереди опять дорожные работы. Пользуясь остановкой всего потока, вылезаю из машины фотографировать пальмы. На меня снова смотрят, как на дикую тварь из дикого леса.

Жестами показываю окружающим водителям, что в Ленинградской области пальмы не растут. Настроение, как у триумфатора. Поздравляю и обнимаю свою машинку. Множество живописных южных гостиниц, вилл и просто симпатичных домиков. Пляжи практически пусты — уже конец сентября, закрытие сезона.

И море, сияющее в лучах солнца море. Он не очень оправдал мои ожидания — по рассказам побывавших здесь испанцев я представляла огромную территорию. Этот очень компактный, и опять нет толком деревьев вообще, в Испании мне сильно не хватало нормального леса, почему-то без него было как-то тоскливо.

По парку ездит грузовик с площадкой для зрителей. Там, где туристам слезать с транспорта нельзя, прямо вплотную к дороге бродят многочисленные травоядные животные. В больших огороженных участках территории — хищники.

Участок с тропической растительностью огорожен с боков и сверху сетками, а ты идешь внутри по тропинке. Насколько зоркий, столько птиц и заметишь. Около Тарифы нужно будет искать, где переночевать. Начиная с сегодняшнего дня, я имею только одну вроде бы гарантированную ночевку через Интернет-клуб. Остальные — где бог пошлет. При подъезде к Тарифе вижу прекрасную смотровую площадку.

Но, как обычно, на другой стороне дороги через сплошную разделительную пора бы уже привыкнуть к этому закону подлости. Разворот нашелся километра через три, у въезда в город. На площадке обнаруживаю русскую компанию, подъехавшую на арендованных джипах испанцы, кстати, опять в отличие от остальной Европы, джипы уважают полюбоваться через пролив на Африку. Согласна с ними, это несколько абсурдно увидеть подобное мелкотравчатое дитя российского автопрома настолько вдали от Родины.

Если бы сама на ней не приехала, тоже бы подумала, что от жары мираж грезится. Показав себе и своей машинке Африку, я порулила обратно - искать ночлег. Тарифа расположена на берегу Гибралтарского пролива, где встречаются Средиземное море и Атлантический океан. Правда, мою мечту о палатке под пальмой пока осуществить не удается — под единственной приличной пальмой уже живет какой-то фургон.

Увидев над прибрежной полосой какие-то летающие штуки, пробираюсь через кусты на пляж. О, глупая северная женщина! Это не конкурс воздушных змеев! Это люди на кайтах по волнам катаются! Некоторые из кайтеров живут, судя по всему, в нашем кемпинге — на паре шестов у палаток развеваются пиратские флаги.

Весь вечер на дереве над моей палаткой поет какая-то птица. Очень красиво, но утром приходится отмывать крышу машины и кусок палатки от птичкиных опознавательных знаков.

Разговариваем обо всем на вавилонской смеси языков, но, как обычно, понимаем друг друга. Сегодня я хочу попробовать сплавать в Африку. Сеута и Мелилья - два испанских города на африканском континенте, поэтому там нет африканского колорита. Зато у меня есть испанская виза. Мне же советуют побывать в Танжере, а это уже Марокко. Дважды встреченные мной за последние дни русские выдали противоречивую информацию. То ли нужна марроканская виза, которая делается неделю, то ли достаточно разрешения испанской полиции в Малаге, дающегося только по понедельникам.

Выехав из кемпинга, с загранпаспортом наперевес я прибываю в порт Тарифы, откуда каждый час ходят паромы до Танжера. В кассе предполагают, что может быть, моей визы и достаточно, но точнее надо узнать у полиции порта. Глубокомысленно глядя на мою визу, он обзывает финский шенген французским и высказывает сомнение в моей правомочности находиться в Испании.

Чем полностью теряет авторитет в моих глазах. В полицейском участке уже более просвещенный товарищ сообщает мне, что в Испании я находиться могу. А вот могу ли в Марокко — об этом знают только марроканские полицейские. Усилием воли и улыбками отрываю его от стула, и доблестный страж испанского правопорядка провожает меня на паром к марроканской полиции — за консультацией. Внимательно изучив мой паспорт я при этом снова не перестаю мило улыбатьсяофицеры дают добро.

Надо быстрее бежать за билетами, но тут у меня срабатывает рефлекс воспользоваться ситуацией, раз я оказалась на борту раньше. И вот я уже прошу капитана проплыть этот рейс в капитанской рубке.

Со скоростью метеора несусь покупать билет, а таможенную декларацию мне хором помогает заполнять вся очередь.

За следующие 40 минут а именно столько плывет паром из Испании в Африкуя основательно подковалась в вопросах кораблевождения и насладилась прекрасными видами, недоступными остальным пассажирам парома из-за плохой обзорности там, внизу. Вот как полезно знать язык страны, где гостишь ну, и еще иметь немного нахальства, вдобавок!

Гид привез нас сначала к ободранному верблюду, на котором за 1 евро могли посидеть все желающие. Мое представление о красоте этих животных оказалось сильно порушено этим конкретным одногорбым. После чего всю толпу повели смотреть на змей, которых укротитель пинал в беззубые челюсти ногой, делая мужественный вид. Змей было жалко, и на такой дешевый способ отнимания денег меня не взять. Старый город узкий и грязный.

Много торговцев, пытающихся тебе продать всякие сувениры. Новостройки во многих местах нарядные, но это обычные жилые дома. Много раз Танжер подвергался нападению пиратов, поэтому толком никаких исторических памятников не сохранилось. Музеев в этом городе тоже. Для того чтобы понять и полюбить Марокко, нужно уезжать вглубь страны. Короче, мы с компанией чилийцев удрали из Танжера раньше срока. Да, вот такая героическая маленькая машинка! Уже и до океана добралась! Перед глазами расстилаются обработанные плантации, на обочинах — кактусовые заросли.

Опять увернувшись от очередной платной дороги, держу курс на Херес де ла Фронтера. Город вина и лошадей, побывать в нем было запланировано заранее. После Кадиса окрестности сильно меняются. Болотистые низины с неприятным запахом, местность на вид не очень-то здоровая. Уже темнеет и надо искать ночлег. Если с океаном все в порядке, да и унылые низины пропали, то с кемпингами, похоже, проблема. Их мало и многие закрыты. Информации о кемпингах в районе Хереса я в Интернете не нашла кстати, что оказалось неудивительным — это дорогой город, там действительно ночлег представлен только гостиницами.

Наконец в Пуэрто де Санта Мария мне улыбнулась удача. Охранник какой-то закрытой зоны, к воротам которой я подъехала уже в темноте, снабдил меня картой городка и пояснениями, как проехать к кемпингу. Уже второй день засыпаю под плеск волн и пение птиц.

В этом что-то. Организм категорически отказывается перестраиваться на европейское время. Вечером глаза судорогой сводит уже в десять вечера, а пробуждаюсь в 5 — 6 утра. И слоняюсь всюду, как привидение. Осенью в кемпингах в основном отдыхают пожилые люди. Огромное количество путешествующих немцев. Часто встречаются также голландцы и англичане.

Многие ездят в кемперах машина либо прицеп. Выезжаю в Херес де ла Фронтера. До города около 15 км, и как обычно, в центре опять сложности. Множество узких улочек, одностороннего движения, машины припаркованы разве что не на крыше друг у друга.

Заезжаю в подземный паркинг. Автоматы — как в Андорре, только начиная с первой минуты тикает по 1,6 евро в час. Дорого, но после 20 минут блуждания на автомобиле по центру желания еще поискать бесплатную парковку у меня как-то не наблюдается. Мой путь — в Королевскую Школу Верховой Езды.

Сегодня я попала только на экскурсию. Конное представление, известное далеко за пределами Испании, состоится завтра. Осматриваем конюшню, манеж, музей, смотрим на тренировку всадников. Всюду, кроме улицы, фотографировать запрещено, поэтому многие несознательные граждане пытаются пофотографировать тайком. Я, естественно, в их числе.

Последующие мои планы прогуляться по музеям нарушает любимый всеми испанцами обычай. В часов все музеи закрываются — сьеста. Этот перерыв на послеобеденный отдых и сон испанцы радостно соблюдают во все времена года. Даже когда на улице днем уже отнюдь не изнуряющая жара. Поэтому, забрав машинку с паркинга, решаю попробовать покататься на коне по кромке океана. Остается самая малость — найти работающую после окончания сезона конюшню на берегу океана.

Утомлять вас описанием своих поисков я не буду, но селения три-четыре я объехала. И, наконец, в Санлукар де Баррамеда мне повезло. Отыскалась конюшня, лошади которой тоже участвуют у конных представлениях, как в Хересе. Конюшня не дает лошадей покататься, но для меня шеф делает исключение. Пока мне седлают прекрасного светло-серого андалузского жеребца, хозяин конюшни показывает своего главного на выступлениях коня.

Те номера, которые в Королевской школе Хереса можно увидеть только издали и нельзя фотографировать, здесь на расстоянии вытянутой руки. И лошадь, поднявшись на дыбы, старательно ждет на двух ногах, пока мой цифровик соизволит навести резкость. Атлантический океан тут суров. Волны не голубые, как на море, а свинцово-серые. Скакать по берегу океана — наслаждение, особенно когда конь так прекрасно выезжен.

На прощание дарят плакат их будущего выступления, но я уже буду в тот день далеко отсюда. По всей Испании через каждые км вдоль дорог стоят огромные изображения быков. Фотографии издалека у меня уже есть, а тут бык поставлен рядом с обочиной. Затем также бегом удираем с ней с места преступления, пока нас полиция не замела. Наученная вчерашним горьким опытом 5,1 евро за парковку кажется мне баснословной суммойс сегодняшнего дня меняю тактику.

Отныне при въезде в город я буду интересоваться, где ближе всего к центру можно бесплатно поставить машину. Да, не забудьте, я все время оставляю груженую вещами машину. Итак, машинка пристроена в 20 минутах ходьбы от центра местные жители поклялись, что в этом дворе не воруют. Сначала я покупаю билеты на представление. Их начинают продавать в девять утра, но только особо умные граждане типа меня, имеющие драгоценный опыт стояния в очередях, пришли на 15 минут раньше. Все же остальные, придя ровно к открытию, создали грандиозную толкучку где-то позади.

До начала конного шоу оставалось около 3-х часов, за которые я успела побывать в музее времени. Французские старинные часы меня просто очаровали. Красивая езда под музыку, различные фигуры и элементы, яркие цвета и нарядные лошади — все это радовало публику.

я подъезжаю к родной деревне передо мной расстилается знакомая

Ко мне это относилось в меньшей мере, так как по роду своей работы знакомая с конным спортом, я с удивлением отметила немалое количество ошибок и помарок в выступлении. На винной фабрике Сандермана, одной из самых знаменитых в Хересе, экскурсия сопровождалась дегустацией. На лекцию всем было глубоко наплевать, а вот на вино народ накинулся азартно. Я тоже поучаствовала, но немного — мне же еще за руль надо будет садиться. Из города выбиралась по солнцу — карта из бюро туристической информации ограничилась только самым центром города.

Солнце снова не подвело, настойчивые приглашения указателей на платную трассу я проигнорировала, и еду себе спокойненько по дороге в Севилью. За окном раскинулись виноградники да хлопчатники, идиллическая картинка. Машинка опять издает какие-то непонятные звуки, чем нервирует меня, как обычно.

Вообще, в дальнем путешествии постоянно слушаешь автомобиль и замечаешь даже микроскопические изменения. За 10 км до Севильи нахожу точнее, как всегда, подсказывают добрые люди кемпинг. Конечно, можно ночевать с палаткой и в чистом поле, но в кемпинге санузел с душевыми кабинками, а иногда и стиральные машины, и беспроводной Интернет.

Стоимость недорогого кемпинга на человека, машину и палатку выходит около евро за сутки, что вполне приемлемо. Пальма на этот раз мне все-таки досталась, но какая-то дохленькая. Вечером меня приглашают в гости соседи. Англичане-пенсионеры, они на два месяца покинули Туманный Альбион, чтобы продлить себе лето на юге Испании. Выясняется, что по-английски я уже разговаривать не могу. Да… А испанского они не знают. Впрочем, некоторые лингвистические трудности не мешают нам проболтать несколько часов.

На прощание обмениваемся адресами. В путешествиях здесь все оставляют друг другу свои координаты и приглашают в гости. У меня, по крайней мере, уже набралось на несколько поездок. В 23 часа звоню Кати — это моя будущая ночевка в Кордове. Выясняется, что на самом деле она живет рядом с Севильей, и если бы я позвонила ей раньше, то сегодня бы ночевала в мягкой постельке на настоящей кровати. Ночью без карты блуждать в поисках ее дома в пригороде Севильи меня не воодушевляет, так что договариваемся встретиться завтра в городе.

Ого, выясняется интересная особенность. В Севилье в местах бесплатных парковок пасутся безработные. У каждого своя территория. Они просят деньги за парковку. От 0,5 до 1 евро. Кому-то помогают парковаться, у всех остальных водителей — просто за компанию. И твое право — давать им или. Похоже, за день набегает очень приличная сумма.

Быстренько запарковалась и ушла, пока смотрящий за этими машинами товарищ пробирался через стоянку с желанием облегчить мой карман. С Кати мы встретились через час, и через несколько минут разговора я уже не знала, какие термины применить.

Нет, не к ней, не подумайте, Кати - прекрасная женщина. Ну почему вчера в телефонном разговоре я не упомянула про кемпинг в Дос Эрманас, где ночую? Это оказалось ровно в пяти минутах езды от ее дома в этом же городке. Ладно, и на старуху бывает проруха… Главный собор в Севилье — нечто особенное, грандиозное.

Также в прошлом переделанный из мечети, он произвел на меня смешанное впечатление. Камень и резное дерево, позолота и металл - все по отдельности очень красиво, но нет ощущения целостной композиции — здесь хватило бы на несколько абсолютно разных по стилю храмов. Здесь же усыпальница Христофора Колумба. И опять ремонтные работы кругом. Небольшой старый город, сады Мурильо с удивительными переплетающимися деревьями… Очень понравился бывший королевский дворец.

Архитектура очень оригинальная, по фасаду и в декоре много изразцов. В мозаиках дворца представлены все крупные города Испании — их гербы, расположение на карте страны и какое-либо значительное событие из истории города. Опять за весь день стояния с вещами в салоне на нее никто не покусился справедливости ради надо отметить, что и России, даже битком набитая, она никогда не вызывала криминального интереса. Видать, слишком жалобно смотрится, чтоб ее трогать.

Начинаю уставать от поездки. Голова уже отказывается воспринимать такой концентрированный объем информации. Вот и сейчас уже просто пинками выгоняю себя из уютного домика — приобщаться к искусству. Севилья — столица фламенко, этого зажигательного испанского танца. И я надеюсь достать билеты на одно из вечерних выступлений. Лучше бы мне не досталось билетов. Вся толпа страждущих насладится фламенко получает часовую программу, из которой добрых сорок минут заунывно выводят рулады некие мачо.

В оставшееся время нам показали два танца и программа на этом завершилась. Dos Hermanas — Севилья - Dos Hermanas Планы посмотреть Кордову я без зазрения совести перечеркиваю — от очередного готического собора у меня явно случится мигрень. Итак, я двинулась в обратный путь. Сегодня держу курс на Валенсию и где заночую — не имею не малейшего понятия. Дорогу окружают виноградники, хлопчатники и плантации оливковых деревьев. Перед ущельем в районе Санта Елены, поразившем меня своей красотой на пути в Гранаду, прошу каких-то испанцев пофотографировать меня на ходу из их машины.

К сожалению, нижняя обратная дорога не столь живописна, как верхняя. Так что имейте в виду, будущие путешественники, по этой трассе лучше ехать на юг. Вскоре, в Valdepenas, сворачиваю с шоссе. Дальше, до Валенсии, буду пробираться огородами — по провинциальным дорожкам.

К указателям это, как обычно, не относится. По крайней мере, направление на Алькарас, которого я держусь, на очередной круговой развязке пропадает. Привычно соорентировавшись по солнцу господи, как же я буду ездить, если погода испортится…продолжаю путь.

Спросить все равно не у кого — кругом поля. Через несколько километров на бензозаправке выясняю, что еще несколько кольцевых развязок мне нужно держаться маленькой деревеньки перед Алькарасом, которой даже нет на карте.

Затем снова появится указатель на Алькарас. И вы думаете, у меня в первый раз такая ситуация? Нет, это происходит частенько, и я ежедневно по нескольку раз выбегаю с картой в зубах спросить дорогу. Еду по провинции Ла Манча, родине доблестного рыцаря Дон Кихота. Об этом свидетельствуют и вывески в деревнях, и выложенная камнем в одном из поселков иллюстрация к роману Сервантеса, с цитатой из книги: Красноватая, каменистая, сухая, она требует затратить значительно больше сил для получения урожая.

Сейчас сезон сбора винограда, и любопытная я заворачиваю с дороги к собирающим урожай крестьянам. Едучи в экскурсионном автобусе, никогда не удалось бы позволить себе такую вольность. А тут — пожалуйста, тормози, где хочешь. Бл агодаря мне в работе образовывается перерыв и вся семья, которой принадлежит это поле около 20 человекживо участвует в беседе.

Крестьяне — ну точь-в-точь как. И одежда, и разговоры, и шутки. И мужики, похоже, не страдают воздержанностью к алкоголю. Еще бы, виноград-то на вино идет.

Интересуюсь, можно ли посмотреть бодегу типа фабрики для производства вина. Три поворота налево, пять направо, и ты - у ее ворот. В бодеге уже другие гостеприимные испанцы проводят для меня полноценную экскурсию, показывая все механизмы и объясняя все этапы изготовления вина.

Эта бодега считается небольшой, но несколько емкостей для молодого вина здесь вмещают по 1 миллиону литров. От дегустирования отбиться не удалось. Отмазки, что я за рулем, на них не действовали, и по паре глоточков каждого вина я сделала.

В бодеге есть не только молодое вино. Вот на фото я в хранилище старого вина. До Валенсии, судя по карте, осталось не так много, но спрогнозировать время в пути довольно сложно. Иногда километры так и тают под колесами, а бывает, начнешь крутить по серпантину, и практически не движешься. Вот и сейчас, через несколько десятков километров после Albacete началась очень неудобная дорога между горами. Кто ее только проектировал? В одном скоростном режиме идти не удается — сплошные наборы скорости, а затем торможения перед поворотами.

Километров через 40 начинается нормальный серпантин, скорость стала еще ниже, но зато выровнялась. Наконец вижу указатель на крупную трассу А-3, которая ведет в Валенсию — остался 21 км.

В полной темноте кручу по горным дорогам мимо многочисленных бальнеариев — лечебниц. Когда уже уверена, что этот последний тяжелый отрезок закончился, оказалось что проехала только 9 км. Очень рада, что поставила галогенки на фары перед отъездом — хоть дорогу. А тормоза портят жизнь, как обычно. Еще рывок, и я уже мчусь к сияющей во тьме огнями Валенсии. Пора подумать о ночлеге. Обогнув город по кольцевой, выглядываю хоть какой-нибудь кемпинг. Но указатели на дороге — только на населенные пункты на берегу моря.

Сильно хочется спать, и я несусь вдоль побережья, судорожно зевая. Огороженная территория, на которой стоят несколько десятков легковых машин. Где-то невдалеке играет музыка. Сил искать кемпинг больше. Ну и ладно, буду спать в машине. На спидометре км Нитка маршрута: Видно, там был какой-то концерт, званый вечер или представление. Все давно разъехались, и я задним числом начинаю бояться, что ночевала тут одна-одинешенька.

Решаю проехать немного и встать пораньше в кемпинге — поваляться на пляже. Более строгая архитектура, гостиницы нередко напоминают многоквартирные дома. Много кемпингов, расположенных прямо у линии пляжа. Лезу в море, плескаюсь. Потом валяюсь на песке. Моим планам быстренько проскочить Барселону не суждено сбыться вовсе.

А все мое желание посмотреть на знаменитый памятник Колумбу — ведь это отсюда он отплывал, открывая Америку. Отлично помня из школьной программы, что памятник стоит в порту, я свернула на одноименный указатель.

Таких указателей было несколько, и все они вели в абсолютно разные части огромного Барселонского порта. Началась очередная эпоха блужданий. Пробираясь по пробкам, и не находя, где нужно, левого поворота, я пробиваюсь к заветной цели. Попутно выскакиваю на какую-то пешеходную площадь, где совсем не ездят нормальные машины — только такси. Наконец я у статуи. И стоит она вовсе не в порту, а фактически в городе, и припарковаться нереально. В общем, все старания прахом — даже разглядеть ее толком не удается.

Пытаюсь выбраться из города. По всей набережной — толпы народу, у тротуаров — тысячи машин. Оказывается в Барселоне сегодня авиашоу, и вся провинция приехала на это зрелище. С трудом выкарабкавшись с набережной, паркуюсь подальше, на пляже. Около часа с фотоаппаратом смотрю шоу. А из города не выехать. Часть дорог перегорожена уже привычными ремонтными работами, часть — из-за празднества. Пробки, жара, вой клаксонов, народ не может понять, где вообще ехать.

Наконец наощупь, а потом, зацепившись взглядом за прицеп с катером, окольными путями выбираюсь из Барселоны. Не рекомендую вам вставать выше Барселоны. Как оказалось, там вплотную к берегу и пляжам проложена железная дорога. И из кемпингов или гостиниц вам придется проходить к морю через туннели под рельсами.

Мне тоже недалеко от Mataro достается кемпинг с туннелем. Опять целая немецкая колония в кемперах и, хотя сегодня последний день работы кемпинга, разъезжаться они не торопятся. Удивительно, но при разнице км от моего предыдущего места купания, вода здесь намного холоднее.

Вечером пошла в ближайшую деревню на Интернет. Benicasim — Amposta — Таррагона — Барселона — Mataro. Сегодня собираюсь покинуть Испанию по трассе N II.

Очень плотное движение по горным дорогам севера страны, как обычно, связано с дорожными работами. Да еще туман снижает скорость колонны.

Все идут с зажженными фарами. Наконец-то я вижу нормальный лес, по которому так соскучилась. Около девяти утра в долине под нами проплывает оранжевый воздушный шар. Причин случившемуся далее как минимум две: Моя зеленая каракатица не хочет покидать Испанию. Короче, за 12 метров до границы с Францией шагами потом специально померила остановилась.

Так, на всякий случай, паспорт достать — вдруг все-таки проверять. Не заводится, умерла моя машинка. Ума хватает, чтобы определить, что это аккумулятор. Сначала надеялась, что клеммы окислились бывало уже. Посмотрела в банки — сухо, как в Сахаре.

Сразу прокляла все дни, когда работала на ноутбуке через прикуриватель. И ведь плохо она заводилась последние дни - нет, чтобы уровень электролита проверить. Короче, сама кругом перед машинкой виновата. Я — на вершине горы, у границы, машина мертвая.

У полицейских спрашиваю, где тут рядом сервис или автомагазин. Говорят, что если на территории Испании, то внизу в трех километрах отсюда. Предлагают толкнуть либо в сторону Франции, либо в сторону Испании. Медленно и печально, так как заводиться она не собирается, а разгоняться ей нельзя — гидравлические тормоза при неработающем моторе практически отсутствуют.

Доползаю до населенного пункта. Заряжаем этот, но после консультации как с мастером, так и с ребятами из Интернет-клуба, решаю купить новый. Со старым ехать рискованно. Магазина запчастей в поселке нет — мастер заказывает все запчасти в соседнем городке. Вторая попытка преодолеть границу с Францией проходит успешно. В этой части она тоже не слишком нарядная, и дома без особых изысков. Опять вижу море, но тут оно уже совсем холодное и недружелюбное. Веселый день еще не закончился. Поехав вдоль побережья по Nтри раза подряд основательно заблудилась в районе Beziers-Vias-Gignac.

Просто Бермудский треугольник какой-то. Вроде едешь по указателям, а они вдруг то пропадают, то меняются на.

И все время пытаются вытащить тебя на платную дорогу. Честно скажу, вечером с картой пыталась разобраться, как я там плутала, но не смогла. Похоже, это останется вечной загадкой, если я только снова не приеду туда однажды.

Сложности езды по указателям преследуют меня в провинциальной Франции до самого вечера. Очень часто часть дороги нужно держаться совершенно другого указателя, либо тот появлялся не при въезде в очередной городок, а, скажем, через пять кольцевых уже при выезде. Как может прийти в голову, что двигаясь из Ales по трассе D6, заканчивающейся, согласно карте, в Bagnols, нужно ориентироваться на указатель Montelimar — город, расположенный между трассами А7 и N7 значительно севернее.

Господи, ну почему я не купила GPS???? Кстати, в этой поездке я виртуозно научилась ориентироваться по карте и фотографировать прямо на ходу. Если бы каждый раз, когда нужно было бы заснять красивый вид, найти нужный поворот или направление на карте, я бы останавливалась, то путешествие затянулось бы явно не на один месяц.

Вечером уже не первый день пытаюсь найти хоть какой-нибудь кемпинг в темноте. Сколько зарекаюсь вставать на стоянку засветло, не получается. Наконец после пары уже закрытых кемпингов— не сезон, нахожу удивительно дешевый муниципальный.

Такие цены мне еще не встречались. При свете фонаря группа голландцев играет в мяч. Сегодняшний перегон прошел непросто, и всю вторую половину дня меня терзали сомнения по поводу машинки. Казалось, что не доберемся мы до России. Еще так далеко, а мы такие маленькие и слабые… Нитка маршрута: До Gap по националю дороге местного значенияа затем по Альпам через границу и до Милана.

Эта часть горной Франции потрясает изумительными пейзажами. Горы, реки — красота неописуемая. Огромное удовольствие от езды по такой прекрасной местности.

Только и крутишь рулем — поворот налево плавно переходит в поворот направо, и так далее. Много мест для обзора, дальше часто попадаются кемпинги. Церковь на островке посреди большого горного озера так и просится сфотографировать ее однако хочу заметить, что природа именно этой части Франции не легла на камеру. Безумно жаль, но отсюда вывод: После Gap начинаются Альпы.

Здесь другие горы — не такие уютные, а более высокие и суровые. Ползем вверх по серпантину. Все выше и выше. Остановки для фотосъемки становятся все труднее — ручника нет, а на передаче машина уже не удерживается. Километровая отметка над уровнем моря уже давно пройдена. Граница с Италией обозначена скромненькой табличкой. Зарядил дождь, даже ливень. Все красоты скрылись за пеленой дождя.

Еду вниз, периодически собираю за собой небольшие хвостики по машины. Ибо мои тормоза оставляют желать лучшего и на скользком крутом спуске мне приходится трудновато. Но если в Испании сплошную линию между полосами водители уважали, то здесь обгоняют за милую душу. Впрочем, как и другие участники движения. Она практически прямая и с небольшим уклоном, на огромных бетонных опорах. Наша же дорога прилепилась на склоне горы и вьется, заходя в прорубленные в скалах туннели.

Наконец спустилась с гор. Если затовариваться в супермаркетах, можно сильно сэкономить. Заодно приобрела карту Италии. И сразу же образовалась проблема. От Турина, где я сейчас, до Милана нет второстепенных дорог.

То есть обычно в других местах относительно параллельно с автострадой можно было ехать по бесплатной дороге, а в Италии с этим проблемы. Поэтому, как сказал мне один из водителей, по автостраде до Милана — чуть больше часа, а окольными путями — не меньше четырех-пяти.

Как представлю, что в каждом из десятка населенных пунктов куча кольцевых развязок и указатели непонятно куда, дурно делается. А тут еще дождь льет. Решила в виде исключения ехать по автостраде. Первый в моей жизни. Вижу рисунок — человек в будке. Хоть спросить если что, смогу. На других написано Telepass. Что означает — неясно. За дорогой ничего не видно — с обеих сторон высокие отбойники. После гор очень тесно и некомфортно. На третьем пеаже снова еду туда, где нарисована будка с человеком.

Разворачиваться поздно, в будке никого нет, шлагбаум открыт. Спросить не у кого — на пеаже только автоматы. Вижу еще несколько легковых, проскочивших там же, где и. Ладно, решаю ехать дальше — обратно все равно не вернуться.

Планирую заночевать у озера Комо. Рассказывают, что очень красивое. Не доезжая до Милана, сворачиваю с автострады. На выезде — снова пеаж. У предыдущего товарища на табло 1,4 евро, я готовлю столько. И тут с меня требуют какой-то билет, который где-то там надо было взять. Так как разговор ведется на испано-итальянском языке они похожи, но позволяют в случае чего не понять собеседникато сотрудник пеажа выписывает мне квитанцию, очень похожую на штраф не указывая ни марку машины, ни владельца, ни моей страны!!!

Вот ты научился чувствовать огонь сердца, значит все люди стали на шаг ближе к этой эпохе. Он очень мизерный для всех, но тем не менее значит развивается человечество! Навь как и Правь не относится ни к чему, но силы её подтачивают тропу знаний. Всегда эволюция есть созидание чего то более сложного, а хаос всегда разрушал.

Он вздохнул протяжно и продолжил. Так значит, до первого круга есть просто знающие или по народному знахари, ведают про силу и огонь, но не хватает собственной воли править её. Могут быть где угодно и заниматься чем угодно в жизни. Глаза как правило у этих людей синие или серые, хотя в других народах во всех кругах преобладают карие. Потом начинается первый круг. Как я уже повторяюсь это Вои. Но Вои не воины, они не воюют, а хранят и защищают прочих, в том числе и Волхвов от силы Нави.

Только ваш огонь сердца может заплавлять прорывы Нави в Явь. Второй круг это Ведуны. Теперь ты не только воюешь но и ведаешь, ведаешь знания вокруг тебя в Яви, ведаешь и видишь, что происходит вокруг.

Можешь постигать саму суть вещей, проникать мыслью внутрь и ведать, как и кем он устроен. Великие знания открываются тебе, но не многие, совсем не многие могут дойти до такой ступени, Правь стоит по правое плечо от него, а Навь по левое. Обеими силами владеет с легкостью, в этом и сила и слабость. Вот Васька заставил в вертолете петли на двери сгнить за секунды, это же Навья сила - по вашему время или энтропия.

Тоже страшное оружие, и надо держать его в себе и на себя же эту силу не пролить. Про Волхва я уже тебе человеческим языком вряд ли смогу объяснить его суть. Что бы понять, надо сперва Навь повыжигать, потом долго идти по лезвию между Навью и Правью в душе и этой огненной тропой дойдешь.

Только в конце пути будет совсем не тот человек, что начинал тропу торить. Опять сотни вопросов крутилось на языке, но я не решался прервать его мысли. Не хотел конечно говорить, что бы не пугать и в сомнение понапрасну не вводить. Все люди как правило делятся на тех кто чувствует силы и тех кто не чувствует. Те кто чувствует, как правило, выбирают дорогу Прави поначалу, потом дойдя до ведания силы, очень многих губит Навь.

Обещает дары несметные и силу великую и предают люди правь, и начинают по её хотению все вершить. Волхвов навьих не бывает, слава Прави! Так вот, бывают встречаются среди нас такие люди, которые родились на Навьем месте, и поэтому у них, как прививка - полное неприятие Нави.

Мы их называем вольными, нет над ними власти хаоса. Из за этого практически ни когда, они не смогут стать ведунами, так как силой Нави повелевать не могут, но Вои великой силы. Сказки и былины про этих людей сложены - Святогор, Пересвет, слыхал? Может он к тебе придет на испытание. Чую я, что ты не простой Вой будешь. Когда Васька тебя навьей силой хотел осколки кости в руке убрать, не дался ты. Он как стоял, так и пятую точку сел. Только головой по сторонам крутит.

И еще самое главное! Я сейчас очень много тебе сказал, о Прави, Яви и Нави. Наш мир как весы, точнее как жердочка от которой по равные стороны расположены чаши - Правь и Навь. Все в мире сбалансировано, Правь всегда равна Нави! И только тогда будет существовать Явь. Проще говоря если сзади тебя появился дракон, то где то спереди будет великий воин который его сможет победить.

Смерть чистая Навь или разрушение, но если бы не умирали травы, то новые никогда бы не родились. И именно из праха разрушения вырастает новый цветок великого творения Прави. Потому и ведуны имеют силу равновеликую, как созидания, так и разрушения.

А Волхвы это уже сама точка опоры, на которой держится Явь. Помни всегда, наделенный силой любым своим шагом нарушает баланс, он очень хрупкий Ну да ладно, много тебе сказал я, о большем еще надо тебе самому подумать.

Навье гнездо Резкий толчок, и моя голова чуть не пробила крышу машины. С засыпа долго моргал пытаясь сориентироваться, сновидение о Деде не отпускало, хотелось опять. Видать весь день пешком топал, умаялся.

А что тут всегда так безлюдно? Но тоже мало их осталось. В основном у кого родня здесь лежит. Вот за могилками ухаживают и попутно огородом жизнь скрашивают. Лично я не понимаю, какой кайф все лето на грядках кверху кормой торчать. Не тут конечно экология мать её! К осени, как начинают разъезжаться так и думаешь сейчас у них машина треснет. Едут по три часа, до трасы от райцентра. А уж если дождь пойдет! Вот они мои кормилицы - одной рукой погладил баранку машины, а второй выудил из внутреннего кармана кожаного плаща видавшую виды "Nokia".

Их двое у меня - пацаны, пагодки, в 10 и 11 классе учатся. Ну их, такие шальные деньги никогда впрок мне не шли. Ты знаешь, тут в округе стала происходить фигня, какая. Туманы стали уже в июле появляться. Да все какие то странные, такие и осенью не всегда увидишь. Сколько народу стало плутать! Мне уже все уши прожужжали, бабки своими сказками! Рассказывай, а то испугаюсь и обратно поеду.

Да даже не знаю, что рассказать потолковей, а не небылицы всякие. Туманы стали опускаться на деревни. Но самое чудное, что не на заре, вечерней или утренней, а прям когда им самим вздумается. Иван, поперхнулся начавшимся предложением. Строго взглянул в мою сторону.

Вот светит солнце, утро, обед, вечер - не важно, и вот с любого малого овражка начинает расползаться туман, сперва по колено, прям как у артистов на сцене, только радости мало.

Метра на три в нем видно, не. Я сам в нем был и со стороны. Ты себе представит не можешь, едешь к деревне - вот она стоит на виду на взгорке.

Проехал еще метров триста, и все! Нет деревни, будто облако опустилось! Самое чудное, словно к стене подъезжаешь. Специально останавливался перед. Вот она перед тобой, сверху солнышко светит, птички поют, но делаешь три шага и машины уже не видать. И тишина, ни птиц, ни солнца сверху. В один раз помню, привез тетке двоюродной, да и не только ей, меня обычно на всю деревню просят хлеба купить.

Так вот стою хлеб раздаю и вижу краем глаза, как из овражка меж двух домов начал выползать. Сперва не понял, спрашиваю у баб Кати - "костер кто запалил за домом? А она обернулась, сразу лицом сбледнула, сунула деньги не считая и только что не галопом до дому помчалась. Дед Савелий мне такж без счета деньги в руку всунул и прошептал на ухо: Я на этих чудиков поглядел, вспомнил пословицу "что стар, что млад". Пока сумки положил в кузов, пока деньги рассовал по карманам.

Туман уже по подножку кабины это примерно для шишиги 1 метр - примечание авторастоял почти с краю деревни, ну метров от силы до выезда. Разворачиваюсь и потихонечку поехал, а он уже по стекла. Подъехал к ней, и вроде по своей же колее ехал, и лужа там коту по яйца. И в раскачку, и по пониженной, толку ноль.

Минут десять ерзал, а туман Я мотор выключил, чтоб не закипеть, дверь открыл и думаю дай вылезу, бог с ним что намажусь, но хоть буду знать, как зарылись колеса. Ну значит дверь открыл, свесил ноги вниз И тут меня оторопь взяла. Прям не по себе стало, даж как то боязно. Сижу и слушаю эту тишину! Нет ты не улыбайся - вперив палец в мою сторону - - Мне и сейчас, как вспомню, мурашки с таракана по спине бегают. А уж тогда вообще жутко стало! Слушаю значит тишину, и вдруг сперва еле слышно, а потом все ближе и ближе шаги!

Помнишь, как зимой по морозцу снег скрипит под ногой? Вот точно такой же звук. С какой я скоростью дверки на замки внутренние закрывал! Ты не гляди, что толстый и до твоей двери за доли секунды дотянулся! Схватил монтировку и думаю, ну кто бы ты не был, только сунься! Шаги тем временем впереди остановились, ну то есть затихли. Это молния ударила в дерево рядом с дорогой. Не знаю точно или нет, неуверен, только показалась мне, что во вспышке я видел фигуру, высокую худую, ростом наверно за два метра, метрах в пяти от машины спереди стояла.

Буквально минута и нет этого проклятого тумана. Вижу, а я поперек колеи стою. Только руль вправо выверни и спокойно поедешь. Вывернул, как по асфальту выехал из лужи, и от греха домой помчался. Хочу тебе Владик сказать, я всю жизнь шофером работаю, на дух не воспринимаю алкоголь, но в тот вечер полбутылки настойки зверобойной выпил. Все равно, сейчас вот вспоминаю а до сих пор будто фото вижу этот силуэт! С тех пор подъезжая к каждой из наших деревень останавливаюсь и смотрю - нет ли там проклятого тумана.

Строго по границам деревни. Вот и дачники не выдержали, уже в начале августа всю картошку выкопали, а некоторые и бросили, разъехались отсюда. Хлеб то раз в неделю обязательно привожу, больше некому. Не по мне. И ты меня не спрашивай! Моё сердце забилось учащенно. Я понял, что попал туда, куда. Теперь главное еще, что бы вовремя!

По моей карте до Высокого от дороги 8 км. А мы уже наверное час едем? Но по дороге все 30 км. Потому и немцы не нашли деревню, хотя скорее всего миф они стояли от Высокого в 5 километрах - застава. За деревней брод через реку, в этом году сушь, цыпленок перейдет. Мне до дома останется километров Я живу возле станции железнодорожной, нас два дома - смотрителя и. Задержали сегодня меня на твоё счастье, на разгрузке, и пришлось срезать, через Высокое.

Только он уже не ограничивается одной деревней, всю округу накрывает. Иногда ночью выйдешь, а он стоит стеной в свете фонарей, метров 5 не доходит до шпал, красота такая, но и жуть Мы оба замолчали, каждый думал о тумане. Свет фар выхватывал из обочины кусты, ветки деревьев, на границе видимости промелькнула лиса с её характерным отсветом красных глаз. Второй дом от края, там баба Катя живет. Советую к ней пойти, переночуешь а там уж сам разберешься.

Деньги лучше сразу не давай, обидятся. Будешь потом уходить, положи на стол в горнице, ток чтоб она не видела. Да, что я тебя учу, не маленький. Мы съезжали с горки, перед нами раскинулась в неверном свете восходящей Луны деревня.

Фонари светили по краям и пара в центре. Там где светились фонари, в окнах домов горел свет. Мы не доехали до деревни метров Иван остановился на развилке. Интересный ты парень, хотя и спать горазд! Залез на кузов, и подсвечивая себе фонариком телефона разыскал свой рюкзак. Шум машины затих вдали, стоял вдыхал терпкий и густой воздух сельской глубинки. Луна вышла в полную силу, на той стороне деревни брехала собака - не по делу, просто ради долга.

Земля пружинила под ногами. В воздухе разлилась сила полной Луны - пьянящая и щекочущая. Подойдя ко второму дому от края, по совету Ивана, постучал в окошко. На дворе было темно, лишь в окне свет разгонял сумеречные тени.

С голодом справлюсь - перетерплю, не впервой, а вот жажда уже начала мучить. Ванюшка, кого зря к нам не пошлёт. У него нюх на хороших людей! Дверь распахнулась, хозяйка осветила меня фонарем с головы до ног. Потом включила свет на кухне. Баул свой поставь к печке, ага. Обужку тож заноси, не разувайся за порогом. На стол что бог послал наложу, проголодался поди! Покуда она читала документы, подслеповато щурясь и светя фонариком.

Я наконец то смог рассмотреть хозяйку. Это была, сухонькая старушка с правильными и строгими чертами лица, морщины только подчеркивали строгость взгляда. Седые волосы убраны под цветастый платок, поношенный халат был опрятен и чист. Да и вообще встреть её в городе я ни за что бы не дал восемьдесят лет, максимум шестьдесят.

Упражнения с непроизносимыми согласными

Отдав обратно документы, побежала к плите ставить чайник. Открыла холодильник, обеими руками стала доставать и ставить на стол кастрюльки, чашки, банки. Да зачем столько то! Я чай попью и все! Лисички маринованные, сало, хлеб, огурцы - свежие и маринованные, холодец с хреном, конечно тарелка молодой картошки и в довершении всего - огромная кружка чая.

Судя по запаху там был еще чабрец с мятой. От такого обильного позднего ужина, я уже почти засыпал за столом. Через силу раздевшись, я заснул, когда моя голова еще летела к подушке.

Сон был интересным, я купался в море, тепло-зеленым. Волны игриво как качели поднимали вверх и. Солнце грело макушку, но не обжигало. На галечном пляже было "яблоку негде упасть", ко мне подплыла молодая девчушка лет 13, яркие голубые глаза притянули мой взгляд. На краю сознания всплыла мысль, это переход в другой мир.

Резкий рывок, и вот я уже не во сне, а в сновидении. Вишу высоко над землей, подо мной расстилаются поля, деревни угадываются по квадратным разноцветным крышам, редкие перелески очерчивают границы того и другого. Солнце, как всегда находясь в сновидении светило ярко и тепло. Вдруг внизу стал собираться туман, странный был туман - вот уже не видно домом, только самые высокие деревья торчат черными крапинками, на зеркально белесом поле.

Я поднес свои руки к глазам, четко зафиксировал взглядом, потом опустил до уровня груди ладонями вниз, на границу периферийного зрения. Мысленно потянулся к рукам с призывом. Легко полетел вниз, туман истончился, не исчез а стал прозрачным. Опять поднялся повыше, пытаясь оглядеть все площадь подо. Везде она была прозрачной, но возле одной деревни, на самом краю клубилась синеватая муть, непроглядная моему взору. Потянул руки к этой деревне - увидел оранжевые сполохи людских душ, белый свет своего оставленного тела.

Тут от другого края деревни где и была эта сиреневая муть потянулась в сторону оставленного тела отросток, будто лиана. Отточенным движением вытянул руку вверх. Мне никогда не нравилось экстренное выхождение из сна, просыпаешься словно на тебя вылили ведро воды - и ощущения сходные только вместо воды свой пот.

Как то раз спросил у Деда, как за секунду может выделиться столько влаги из тела, ответ несколько обескуражил. Во сне нет времени в нашем понимании - можно в секунду реального времени вместить всю жизнь, а бывает одно мгновение - длится всю ночь. Только знай если ты использовал экстренную эвакуацию, значит в реальном времени у тебя есть пять минут до начала опасности.

На кухне гремела посудой баба Катя, солнце еле пробивалось из-за низких туч. Наверное пойдет дождь, промелькнуло в голове.

Встал, одел свою камуфляж и вышел на кухню. Сразу за домом начинался небольшой садик, в конце которого виднелась чернеющая полоса земли огорода. Края участка ограничивали, с левой стороны сараи, а справа сеткой натянутой на столбах, так заросшей диким виноградом, что казался сплошным зеленым ковром.

Сделав свои дела, я стал умыватся холодной водой и чистить зубы возле умывальника во дворе. Руки внезапно потеплели, в центре зажегся огонь. Оглянулся, за забором стоял парень среднего роста, примерно лет тридцати, волосы русые - неухоженными космами, торчали в разные стороны. Широкие скулы, широкий тонкий рот, слегка раскосые, глубоко посаженные глаза, цепко и внимательно смотрели на.

Одет был в вылинявшую и застиранную рубаху в клеточку. Нет здесь власти Прави. По мере его удаления огонь в центре угасал. Снова защебетали птички, и уже ощутима преддождевая духота в воздухе. Да интересные люди здесь водятся, подумал про.

Что бы Навь проникла в человека, надо не один год жить на прорыве, да и еще изъян в душе имеет, если говорить по церковному - грех большой совершить. Простой человек на прорыве скорее всего даже не заметит сначала, потом сны начнут мучать, да такие сны, сам убежишь из этого места. Это воде инстинкта самосохранения у обычного человека. Всегда сон предупреждает, а вот внял ли потаённому голосу, уже обычный разум решает, как правило 10 из 10 убегают. Остаются только такие, которые сами внутрь Навь пустили, пусть неосознанно, по ошибке или случайности, но тем не менее это произошло.

Вы Владислав не обращайте на него внимания пожалуйста. Ранило его сильно на войне, вот он с тех и не может по нормальному жить, или молчит или вот такую ахинею несет. Разве, что никого еще не прогонял отсюда, как Вас. Руки у него золотые, какой плотник и столяр. Если он бы не жил в нашей деревне, давно мы бы уже с дедом Васькой от любой оказии померли. Мне про него никто не сказал, когда собирали в командировку. По спискам в паспортном столе только двое сейчас постоянно прописаны.

Раньше, лет пять назад, когда с головой покрепче дружил, приезжал только на лето. У него и жена была и сынишка сейчас наверное в школу пошел. Да только второй год, как поплохело. Сюда приехал, нам с дед Васей сказал, что видение ему.

Мол надо церковь восстанавливать, и мол от этого и ему и всей округе возрождение пойдет. По первой то дачники тоже рьяно ему помогали, да только не знаю как тебе сказать Когда очищали фундамент, что то видно там раскопал, он же и по ночам рыл.

На следующий день, с ножом накинулся на наших Москвичей, когда они пришли ему помочь. Сильно тогда порезал Виктора Петровича, хорошо жена его Алена Павловна фельдшером на скорой до пенсии работала, а так не спасли. По весне этой было, как раз они только вторую неделю, как приехали.

Еле мы с Васькой их уговорили заявление не писать в милицию, или полицию, бог знает, как правильно теперь ее называть. Да, что же ты заслушался меня старую! Оладушки с чаем стынут! За столом о Николае больше не говорили. Чувствовалась напряженность темы, было видно по хозяйке, что не безразлична ей судьба. Она меня расспрашивала про мою работу. Чем я буду у них заниматься, с уважением глядела на мой зеркальный фотоаппарат. Расспрашивала, про мою родню, горестно вздыхая, узнав - что мы с сестрой вдвоем остались.

Я расспрашивал про её жизнь. Вот так и думал, слишком у неё правильная речь - оказалась учительницей русского языка и литературы все жизнь послевоенную проработала в средней школе соседней деревни. Дети давно выросли, старшую дочь уже схоронила.

Четверо внуков, один еще не женился, "Такой же баламут ученый, как ты! Семь правнуков, все в Москве. Только на троицу пытаемся собраться, да и то не каждый год все могут приехать. Картошка в этом году плохая, сперва засушило её, а потом от дождей пошли эти "проклятущие туманы", и теперь не знают, что вообще выкопают. Все Москвичи с её слов "только кой чего накопали" а вот огурцы с капустой на загляденье, пол погреба огурцами заставила.

Помидоры тут отродясь, не вызревали "попутю". Ждет вот когда Ванька людей соберет и приедет картошку копать им с дедом Васей.

Конспект урока русского языка по теме "Орфограмма в корне слов"

Предлагала свою самогонку, которую для этих работяг заготовила, сказала давно уже 10 тысяч отложила из пенсии, чтоб им же и отдать. Я попытался возразить, что на 10 тысяч она могла бы тонну картошки купить. А в городе одну химию с нитратами продают! Он кстати оказался внучатым племянником бабы Кати. В общем, когда я из за стола встал, часы показывали без четверти двеннадцать.

Хозяйка сказала приходить к двум, будет окрошка. Тучи еще сильней нахмурились, парило уже во. Казалось только дотронься до тучки и хлынет.

По рукам и по телу привычно и приятно разливалась, теплота. Сосредоточив её в центре, я вышел на улицу и пошел на другой конец деревни. Вот, что еще интересно, вроде церковь говорят есть, тогда почему не село. Раньше с этим строго было, всегда гордились названием село, почему и говорят до сих пор "дерёвня", как самый отсталый человек. Ну это я у местных по узнаваю, а то в архивах ничего про церковь не сказано.

Само Высокое, как ему и положено располагалась вдоль крутого и высокого обрыва над рекой. Дома располагались в один ряд, парадным видом к дороге идущей вдоль деревни и собственно самому обрыву. Усадьбы сзади домов продолжались небольшим садом и последующими огородами. Они в свою очередь упирались в лес, в котором насколько хватало глаз, были в основном березы.

Высотой кручь была метров тридцать, и оттуда открывался прекрасный вид, на пойменные луга, четко очерченные грунтовыми дорогами поля. Вследствие приближения осени, были они грязно желтого цвета убранной нивы. Полого поднимался рельеф, на горизонте упираясь в такой же лес. Слева и справа изгиб берегов реки, закрывал видимость и создавалось ощущение будто ты в горной долине, только шапок белоснежных на фоне облаков не хватало для полноты представления.

Грунтовка по которой я шел выдавала, что раньше здесь активно ездила тяжелая сельскохозяйственная техника, колеи еще не сгладились, хоть и обильно поросли травой. Тропинка вела по гребню дороги вдоль домов, пожухлая трава приятно пружинила под ногами. Дома, мимо которых я шел, почти все сохраняли благопристойный вид. В окнах видны занавески, трава покошена и перед домом и между яблонь в саду. Видно, что хозяева тут были недавно, только тяжелые замки на дверях напоминали, что все таки никого.

Всего три или четыре усадьбы, стояли с покосившейся избой и бурьян сравнялся с крышей, но даже и тогда в сад вели протоптанные тропинки. Видимо яблоки соседи помогали убирать. Примерно посредине деревни был промежуток между домами, выгон так он называется по местному, его пересекал небольшой овражек, метровой глубины. Ага видимо здесь Иван видел начало зарождающего тумана, промелькнула мысль.

Пересечение дороги и оврага было засыпано щебенкой еле угадывавшейся под зарослями травы. Остановился на этой насыпи, пальцы стало ощутимо покалывать. Холодок струился по рукам пытаясь слизнуть "теплынь". Очень нестерпимо загорелся центр, подуло прохладным воздухом на лоб, я услышал биение своего сердца. Резко сошел с насыпи, все стало затихать. Интересно, это что же за овражек такой, если сила сейчас хотела применить крайнее средство ко мне! Посмотрим, попробуем еще.

Был точно такой же эффект. Только я уже не сопротивлялся и позволил огню сердца растопить моё сознание, выжечь все мысли ослепляющим потоком света. Чувствовал как с рук сходит сила и впитывается в эту землю, и трещина что ведаю под собой, черным провалом, постепенно схлопывается, становится сперва черточкой, а потом красненьким шрамом.

Ноги меня не удержали. Теперь после такой энергопотери еще минут двадцать буду приходить в себя, отстраненно проскочили мысли на краю сознания. Мне же было по кайфу, сила ушла, но ощущение вселенского счастья от сопричастности к Прави еще кружилось внутри. Голова начала работать с прежней четкостью. От теплыни не осталось и следа. Суда по старой памяти еще дня три я не смогу, даже дуновение тепла почувствовать.

Очень интересный населенный пункт, если для простого прорыва нави пришлось огнем сердца все выжигать. А ведь в огне сердца сгорают мои годы счастья и благодати будущего конечно Я вообще даже с Дедом столько за раз из себя не выливал, а тут, прям будто на смертной кромке стоял. Что же там тогда творится на краю деревни, если во сне на фоне того клубка Навьей силы эту трещину даже не заметил.

Нужно будет обязательно сегодня сновидеть наших и спросить помощи что ли? Обуреваемый такими мыслями, даже не заметил неслышно подошедшего дедка. Он был стар, седые космы с проплешинами покрывали его голову. Лицо в глубоких морщинах, большой нос наползал на губы, но как ни странно, был гладко выбрит. Синие глаза, смотрели с иронией и открыто. Сразу притягивая взгляд, и рождая в глубине души симпатию.

Телогрейка, шаровары и конечно палка - клюка. Всю силу без остатка в эту проклятущую трещину вложил! Такое сияние тут устроил! А сам вот сидишь и еле дышишь. Пойдешь к Навьему выводку, поклонишься в ноги, и попросишь убирайтесь вы обратно пожалуйста!!!? Вот кто додумался и прислал такого молодого сильного дурака сюда!!! Докладывал же смотрящим, все как есть выложил! Мудаки хреновы, мясо прислали!

"Слова с непроизносимыми согласными в корне" (повторение), 3-й класс

Я уже понял, что он простой знахарь на этом месте, они как правило селятся у каждого места силы. Бело-оранжевое пламя охватило и слегка размыло силуэт, по сознанию мазануло волной вселенской благодати. Меня отправили инспекцией, говорили стандартные прорывы. Небольшие, точечные но их. Ты спал что ли когда ехал сюда!? Почти тридцать километров прошагал, пока мне попутка попалась - сам чувствовал, что леплю жалкие оправдания. Анатолий Афанасьевич наставлял на путь?

Что же горемыку тебя до Ведуна не довел. Не дано быть Ведуном. Не думал, что еще встречу вольных на своем веку. Теперь понятно, как и главное зачем ты сюда попал. Ладно поднимайся, пошли ко. Я теперь хоть и без места своего, кой чего могу. Хотя после твоего фейерверка хотел сперва тебя хворостиной угостить. Кто ж знал, что все оно так выйдет.

Будешь учится на ходу. Да куда нам теперь деваться, только. Немного посидел еще, и под бубнение деда Савелия, как он сам представился пошли к крайней от выгона хате.

Это было очень примечательное строение. Настоящая бревенчатая изба, начала двадцатого века. Конечно это было не то монументальное сооружение, что я видел у Деда, но тоже очень впечатляющее. Обычно пятистенка, или сдвоенная пятистенка на две семьи.

Но чтоб это квадратное сооружение поставили в такой глуши, событие из ряда вон выходящее. Видимо тут раньше жил какой то зажиточный человек. Усадьба была сильно заросшей спереди, а вот сад содержался почти в идеальной чистоте.

Построек хозяйственных вообще не наблюдалось, ну не считая туалета. На мой изумленный взор на дом, спутник усмехнувшись поведал: Был он очень обротистый мужик, сперва возил на торги в Брянск зерно наших селян, потом уже приказчиков нанял. Сам в Брянск с семьей перебрался. А сюда уже на лето детвору привозили.

Но потом грянула революция и они из города всей семьей сбежали, было их душ двадцать если со всей малышней брать. После гражданской, когда советы за всех всерьез взялись, не поднялась рука у комиссара нашего выгнать всех в чисто поле. Они работящие были да и дед главный кулак к тому времени уже век свой на печи доживал. А потом война и всех кого могли забрали. Да и то недолго прожил, что только не делала мать моя с ним, она тогда уже хорошей знахаркой была, со всей округи к ней люди ехали.

Ничего ж не. Так вот помыкался он два года после победы, и зимой тихо ушел. Лег спать и не проснулся Вот и остался я один из всех мужиков. Сестры разлетелись по всему союзу, у меня внучатых племянников и племянниц тож наверное штук двадцать, всех не упомнишь, каждое лето кто-нибудь приезжает.

А зиму я теперь уже двадцать годов один коротаю. Детей и жены так и не нажил. Потом мы сидели в доме, слушали все таки пошедший дождь и он отпаивал меня крепким взваром. Сначала я вспомнил ту гадость, что поили меня Дед с Васькой, но это оказался душистый травяной чай, крепкий, в нос шибало от всех ароматов разнотравья, что были в нем намешаны. После Васькиных наставлений смог кой-что разобрать, запахи мяты, мелисы, еле уловимый зверобоя, чабреца, но оставшиеся остались тайной.

За чаем мне дед Васька обрисовал вкратце сложившуюся картину. Уже селище было отсыпано на холме, возле реки. По мере разрастания, обзавелись собственным капищем, даже волхв свой был. Приходил, будил место силы. Там потом родник забил. Уже в 13 веке, когда пришли крестить, разрушили все и деревья срубили. Только вот родничок остался, до сих пор бежит. Плевать месту силы на Навь.

Потому и подмяло потом она всю округу, так как отсюда с самой высотки освещало землю окрест - а Навь пьет её, закруживает насколько хватает взора. Почему я сразу понял, что ты вольный, Волхвы великие сегодняшние не могут проникнуть взором через пелену, что поставила Навь. Для них здесь все в порядке, и картинку показывает будто один два прорыва - да и те спонтанные. По хорошему раньше только воин с ведуном могли достаточно безопасно разрезать навий клубок, да и то не. Слава богам, больше одного на всю планету быть не может, так Правь решила.

Надо по порядку рассказывать. Так вот пришли значит крестить, а тут через нашу деревню уже большак шёл. Никто и не захотел идти в новую веру, мол и так хорошо живем! Не нужны нам новые боги. Ушли сперва "крестители" не солоно хлебавши, а через месяц как раз к концу уборки урожая вернулись с малой дружиной литовскою. Ну те нехристи, уже были крещеные. Все селище сожгли, рощу испоганили.

Мужиков посекли, над бабами измывались, потом вспарывали животы и бросали в реку с обрыва. Детей не тронули, всех собрали и собой увели Но уже вершились новые времена. С Москвы пришла дружина, и дала литве жару. Никого тоже не пощадила. С полона столько людей вернули. И воевода решил, раз место погорело старое значит новое надо рядом ставить. Ну они были уже с батюшкой, вот и подрядили строить на месте капища церковь.

Камни жертвенные пораскалывали и в реку скинули. Поставили сперва деревянный сруб. Да только не задалось у них ни чего, только поставили, отделали убранством.

Уже в дороге был важный чин церковной иерархии для освящения прихода, да в ночь накануне была гроза и молния попала в неё. Когда этот мандрит приехал, поглядел на все непотребство и сказал, видимо из упрямства: Последний раз уже из камня, при последнем царе возвели.

Но тут напасть новая пришла. Бабка рассказывала, что сперва радовалась она у меня из ведуний сильных была когда попам стали их же слезы отливаться. Да только не долго она радовалась. У тех что пришел к власти с Навью прямой договор был, так она и завещала матери когда умирала, чтоб слова поперек не говорила никому! Только так сможешь род наш сохранить.

Эх опять меня не туда повело. За то рассказал, как на самом деле здесь все складывалось. Вот значить, стояли эти руины, никто их не трогал. Дома рядом строили, а приближаться боялись. И наступило время новой революции. Эта наверное самая беспощадная, всех выкосила. Только мы с Катькой остались из постоянных. Столько мрази в воздухе витало.

И стало потихонечку тянуть эту мразь в ту церковь. Я поначалу радовался, чуял, как в воздухе даже дышать легче. Ну а потом приехал из города Колька. Я ждал продолжения не решаясь вмешаться в его мысли.

Ну кто со здоровой головой приедет в конце зимы. Я его совсем мальцом помню, мать Валентина очень красивая девка была, а мужа нашла так ни рыба ни мясо. Спился и по пьяни в речке на тракторе зимой утонул, трактор сделали, а его схоронили. Он Николай сперва отбрехивался, мол жена с сыном к лету подъедут, в городе мол житья нет заводы позакрывали, чуть не с голоду пухнут.

И пожил он пару дней в родном доме и говорит: Вон сколько картошки можно посадить. Ты же тут за главного! Все деньги им нужнее. И говорю ему, да ты сам переезжай в тот дом, бабка Люба как раз перед новым годом умерла, а дом там кирпичный хороший. Его совхоз ей в последние годы перед развалом строил, она там главбухом всю жизнь отработала.

И бак на крыше для воды. Правда воду туда нужно было электрическим насосом из колодца качать. Вот значит и переехал. После потянуло его развалины старой церкви изучать. Ну и Колька, давай их агитировать. Вот мол церковь восстановим, как завещали нам предки и сразу все хорошо со всеми. Чуть ли не совсем молодыми станем, даже такую фигню порол! Наши пенсионеры приезжие, сперва с неохоткой откликались, а потом, как все в огороде посадили, потянулись.

Сперва один к нему пошел траву выкашивать, после гурьбой побежали. Как на БАМе комсомольцы, вкалывали с утра до ночи. Очистили все, кладку старую до фундамента разобрали, благо она бутовая. Камешки рядом сложили, типа при новой стройке пригодится. Как раз накануне Троицы, расчищали полы и наткнулись на лаз в подвал, уже вечерело. Все мужики дружно решили, что завтра на кладбище съездят и после завтра расчистят. У нас кладбища нет, церковь то не достроили, вот и возим на погост в соседнее село Сельцово километрах в трех от нас, под бугром.

У Кольки тогда видимо совсем чуточки не хватало тропки дойти до Нави, в душе то она уже у него прочно поселилась! Со мной перестал к тому времени даже разговаривать. Как увидит, так начинает кричать - дурь одну: Так вот потянула его со всей силой Навь к себе, и начал он в ночи при свете фонаря докапывать лаз.

Только сгнили доски люка и он упал в погреб. Не знаю подробностей, только его хватились на следующий день после Троицы. Везде обыскали - нет. Потом догадались посветить вниз, а он там лежит. Вытащили - еле дышит, наша фельдшерица, ему какую то капельницу поставила. К вечеру он очнулся.

Только это был уже не наш Николай. Первым делом вскочил, как будто не он лежал и еле дышал! Спросил кто в подвал лазил. Ну фельдшерица и брякнула сдуру, что муж её. Она то имела ввиду, что за этим дураком Виктор Петрович сам спускался. Не его беду, как раз сам Виктор Петрович пришел к дому проведать как дела у больного и жены. Колька на кухню, хватает нож и не слова ни говоря бьет в шею Петровича. Кровища хлещет, жена закричала, оставшиеся мужики с развалин подбегать стали.

А Колька вышел к ним и говорит: Он спокойно через них прошел, прямиком к церкви. Как потом все мужики говорили, будто ноги к земле приросли! Страшно, дрожь бьет, а шагу ступить не могут. На этом, закончилась наша мирная жизнь. Что там Колька делал на развалинах мне не ведомо. Сперва через месяц, как раз после Петрова дня сбежали из деревни все наши кошки. Ты ведаешь, потому и не будешь смеяться, говорили люди из Сельцово видели, как они стаей к ним бежали под вечер.

Пробовали обратно потом их нести, полдороги смирно сидят мурлыкают чуя руку хозяйскую, но только деревня показывается на виду, сразу полоумными становятся - шипят, царапаются, мяукают.

Разве такого зверя удержишь! Ну и на первый Спас начались туманы, вижу по глазам, тебе про них рассказали. Москвичи потерпели эту "бесовщину" с месяц, а потом за два дня картошку выкопали и как птицы перелетные стаей машин уехали. Вот так, вроде все тебе рассказал, как. Мы же никто из местных не можем уйти никуда из границы Навьей очерченной. Тут с высотки как раз все окрестные земли оно "Пелену навью" наложило.

Если бы ты не был вольным и не спал в дороге, тоже не прошел бы. Гнездо же по старому договору, может быть только одно за раз во всем мире, из яиц Навьи, только отсюда могут разлетаться по всему миру. Это потом наши нашли прореху в этой логике, что Вольных воев если они без сознания Навь не считает за опасных. Ну ты сам посуди, какой же дурак без сознания в гнездо Нави полезет! Ты на меня не сердись!

Видел и ведал. Туман это только цветочки, он всех обычных людей сделан отпугивать, чтоб значит малышне Навьей играть в Яви не мешали. Они пока мелкие очень шкодливые, чисто котята. Да и как правило такими воплощаются в Яви. Только цвет слишком черный и шкура не блестит, а наоборот будто притягивает свет.

Воспитатель у них, вот это да! Жуть ходячая, воплощается в трехметрового громилу без лица. И сам серый без четких очертаний. Потом приходи вместе покумекаем, что с гнездом будем делать! Он протянул свою не по старчески жилистую ладонь. Да и хват очень сильный. Дождик на улице почти прекратился.